Чем мы можем помочь умершим

 

 

      Приводим отрывок из книги "Чем мы можем помочь умершим"

 

(. — СПб.: «Общество святителя ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО», 2010. - 320 с).

 

 

Глава 1.       КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОГО УЧЕНИЯ О ПОСМЕРТНОЙ УЧАСТИ ДУШИ

Глава 2.       ПРАВОСЛАВНЫЕ ТРАДИЦИЯ И ОБРЯД ПОГРЕБЕНИЯ

Глава 3.       МОЛИТВА ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН ЗА УСОПШИХ ВНЕ ЛОНА ЦЕРКВИ

Глава 4.     О ЗАГРОБНОЙ УЧАСТИ НЕКРЕЩЕНЫХ МЛАДЕНЦЕВ


 

 

Глава 1.                КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

ПРАВОСЛАВНОГО УЧЕНИЯ

О ПОСМЕРТНОЙ УЧАСТИ ДУШИ

Изложение состоит из статьи одного из выдающихся православных богословов на­шего времени, архиепископа Иоанна (Мак­симовича), написанной им за год до смерти, комментариев, сравнений и цитат из свя­тых отцов.

Архиепископ Иоанн (Максимович) ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ1

Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века

Никейский Символ веры

Неутешна и безгранична должна была бы быть наша скорбь об умирающих наших близких, если бы не даровал нам Господь Жизнь Вечную. Безсмысленна была бы наша жизнь, если бы она кон­чалась со смертью. Какая польза тогда от доброде­тели, от добрых дел? Правы тогда говорящие: ста­нем есть и пить, ибо завтра умрем! (1 Кор. 15, 32). Но создан человек для безсмертия, а Своим Воскре­сением Христос разверз врата Небесного Царства, вечного блаженства в Него веровавшим и правед­но жившим. Земная наша жизнь — подготовление к будущей, и смертью нашей заканчивается та под­готовка. Человеку надлежит однажды умереть, по­том же суд (Евр. 9, 27). Оставляет тогда человек все свои земные попечения, распадается тело, что­бы вновь восстать в Общее Воскресение. Но душа его продолжает жить и ни на миг не прекращает своего существования. Многими явлениями умер­ших дано нам отчасти знать, что происходит с ду­шой, когда она выходит из тела. Когда же прекра­щается ее зрение телесными очами, то открывается ее духовное зрение (см. здесь).

Святитель Феофан Затворник в письме к умирающей женщине пишет: «Ведь ты не умрешь. Тело твое умрет, а ты перейдешь в другой мир, живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая» (Душеполезное чтение, 1894. № 8).

После смерти душа более жива и созна­тельна, чем до смерти. Св. Амвросий Медиоланский учит: «Жизнь души после смер­ти продолжается в преумножении добра, не похищаемого смертью. Никакие препятст­вия, расставляемые смертью, ее не удержи­вают, она деятельней в собственной сфере, без сопряжения с телом, которое для нее ско­рее бремя, нежели польза» (Св. Амвросий. Смерть как благо).

Авва Дорофей, отец газского монашест­ва VI века, сжато излагает учение ранних отцов Церкви по данному предмету: «Ибо души помнят все, что было здесь, как гово­рят отцы, и слова, и дела, и помышления, и ничего из этого не могут забыть тогда. А сказанное в псалме: в той день погибнут вся помышления (Пс. 145, 4), это говорится о помышлениях века сего, то есть о строении, имуществе, родителях, детях и всяком дая­нии и получении. Все сие вместе с тем, как душа выходит из тела, погибает... А что она сделала относительно добродетели или стра­сти, все то помнит, и ничто из этого для нее не погибает... И ничего, как я сказал, не за­бывает душа из того, что сделала в этом ми­ре, но все помнит по выходе из тела, и притом лучше и яснее, как свободившаяся от земного сего тела» (Авва Дорофей. Поуче­ние 12).

Великий отец монашества V века препо­добный Иоанн Кассиан [Римлянин] в ответе еретикам, считавшим, что душа после смер­ти безсознательна, ясно и понятно изобража­ет активное (деятельное) состояние души по­сле смерти тела: «Души после разлучения с этим телом бывают не праздны, не остают­ся без всякого чувства; это доказывает еван­гельская притча о богатом и Лазаре (Лк. 16, 19-31) <...> души умерших не только не ли­шаются своих чувств, но не теряют и распо­ложений своих, то есть надежды и страха, радости и скорби, и нечто из того, чего ожи­дают себе на всеобщем суде, они начинают уже предвкушать <...> они еще живее стано­вятся и ревностнее прилепляются к прослав­лению Бога. И действительно, если рассмот­рев свидетельства Священного Писания о природе самой души по мере нашего смыс­ла, несколько порассудим, то не будет ли, не говорю, крайней глупостию, но безумием — хоть слегка подозревать, что драгоценнейшая часть человека (то есть душа), в которой, по блаженному Апостолу, заключается образ Божий и подобие (1 Кор. 11, 7; Кол. 3, 10), по отложении этой дебелости телесной, в кото­рой она находится в настоящей жизни, буд­то становится безчувственною — та, которая, содержа в себе всякую силу разума, своим причастием даже немое и безчувственное ве­щество плоти делает чувствительным? Отсю­да следует, и свойство самого разума требует того, чтобы дух по сложении этой плотской дебелости, которою ныне ослабляется, свои разумные силы привел в лучшее состояние, восстановил их более чистыми и более тонкими, а не лишился их»1.

Современные «посмертные» опыты наде­ляют людей поразительными сведениями о том, что вне тела душа обладает сознанием, причем ее ментальные качества приобретают большую подвижность и проницательность. Но одних этих сведений недостаточно, чтобы предохранить того или иного человека, нахо­дящегося в таком состоянии, от обольщений явлениями во «внетелесной» области; чело­век во всей полноте должен обладать христи­анским знанием данной темы.

1 Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Писа­ния. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993. Гл. 14. С. 178-179.

Начало духовного зрения

Часто оно [это духовное зрение] начинается у умирающих еще до кончины, и они, еще видя ок­ружающих и даже разговаривая с ними, видят то, что другие не видят.

Такое состояние у умирающих наблюда­лось во все века, оно не несет в себе ни­чего нового среди стоящих на пороге смерти в наши дни. При благодатных посещениях праведников и явлении им святых и Ангелов мы можем быть уверены, что приходящие и в самом деле существа из мира иного. Обыч­но, когда умирающий видит почивших родст­венников и друзей, это может быть лишь «естественным» преддверием незримого мира, в который он вот-вот вступит; действительная природа являющихся образов известна, види­мо, одному Богу — и потому нам нет необхо­димости вникать в это.

Очевидно, Бог дарит нам эту возмож­ность, чтобы умирающий ясно осознал — что мир иной, несмотря ни на что, не чужд нам; что жизни потустороннего мира прису­ща любовь, которую каждый в жизни земной питает к близким. Епископ Феофан трога­тельно выражает это в словах к умирающей женщине: «Там встретят тебя батюшка и ма^ тушка, братья и сестры. Поклонись им и на­ши передай приветы, — и проси попещись о нас. Тебя окружат твои дети со своими ра­достными приветами. Там лучше тебе будет, чем здесь».

Встречи с духами

Выйдя же из тела, душа оказывается среди дру­гих духов, добрых и злых. Обычно она стремится к тем, которые более сродны по духу, а если, нахо­дясь в теле, она была под влиянием некоторых, то остается в зависимости от них, выйдя из тела, как бы неприятны они ни оказались при встрече.

Нам серьезно напоминают, что мир иной, даже если и не окажется для нас чужим, не будет просто приятной встречей с близкими людьми в «солнечной стране» счастья, соприкосновение с ним будет духовным, ис­пытующим состояние нашей души в земной жизни: приблизилась ли она к Ангелам и свя­тым, проводя жизнь в добродетелях и послу­шании заповедям Божиим, или, пренебрегая ими, пребывала в неверии, сделав себя при­годной для общества падших духов. Епископ Феофан Затворник сказал, что разбиратель­ство на воздушных мытарствах может ока­заться испытанием искушениями, а не обви­нениями.

Хотя сам факт суда в будущей жизни — как частного, сразу после смерти, так и Страш­ного, при кончине мира, — не вызывает со­мнений, внешний приговор Божий — лишь подтверждение внутреннего состояния раз­вития души по отношению к Богу и небес­ному миру.

Первые два дня после смерти

В течение двух дней душа пользуется относи­тельной свободой, может посещать места на зем­ле, ею любимые, а на третий день направляется в иные пространства.

 

Здесь архиепископ Иоанн повторяет уче­ние, известное Церкви с IV века, когда Ангел, сопровождавший по пустыне препо­добного Макария Александрийского, в объ­яснении церковного поминовения усопших на третий день после смерти сказал следую­щее: «Когда в третий день бывает в церкви приношение, то душа умершего получает от стерегущего ее Ангела облегчение в скорби, каковую чувствует от разлучения с телом, по­лучает потому, что славословие и приноше­ние в церкви Божией за нее совершено, от­чего в ней рождается благая надежда. Ибо в продолжение двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней Ангелами, ходить по земле, где она хочет. Посему ду­ша, любящая тело, скитается иногда возле дома, в котором разлучалась с телом, иногда возле гроба, в который положено тело; и та­ким образом проводит два дня, как птица, ища гнезда себе. А добродетельная душа хо­дит по тем местам, в которых имела обыкно­вение творить правду. В третий день же Тот, Кто воскрес из мертвых, повелевает, в подра­жание Его Воскресению, вознестись всякой душе христианской на небеса для поклоне­ния Богу всяческих» (Слова св. Макария Александрийского о исходе душ праведных и греш­ных. - Христианское чтение. 1831. №8).

Преподобный Иоанн Дамаскин в право­славном чине погребения усопших изобража­ет состояние души, разлучившейся с телом, однако все еще пребывающей на земле, но безсильной общаться с любимыми людьми, которых она может видеть: «Увы мне, яко-вый подвиг имать душа, разлучающаяся от телесе! Увы, тогда колико слезит, и несть помилуяй ю! Ко Ангелам очи возводящи, бездельно молится; к человекам руце про-стирающи, не имать помогающаго. Тем же, возлюбленнии мои братие, помысливше крат­кую нашу жизнь, преставленному упокоения от Христа просим и душам нашим велию ми­лость» (Последование погребения мирских человек, стихира самогласна, глас 2).

Святитель Феофан Затворник в письме к брату вышеупомянутой умирающей женщи­ны пишет: «Ведь сестра-то сама не умрет; те­ло умирает, а лице умирающего остается. Переходит только в другие порядки жизни. В теле, лежащем под святыми, а потом выно­симом, ее нет, и в могилу ее не прячут. Она в другом месте. Так же жива, как теперь. В первые часы и дни она будет около вас. И только не проговорит, — да увидеть ее нель­зя, а то тут... Поимейте сие в мысли. Мы, ос­тающиеся, плачем об отшедших, а им сразу легче: то состояние отрадное. Те, которые об­мирали и потом вводимы были в тело, нахо­дили его очень неудобным жильем. То же бу­дет чувствовать и сестра. Ей там лучше, а мы убиваемся, будто с нею беда какая случилась. Она смотрит и, верно, дивится тому» (Душе­полезное чтение. 1894. № 8).

Следует иметь в виду, что это описание первых двух дней смерти составляет общее правило, которое ни в коей мере не охваты­вает все случаи. И действительно, многие примеры, взятые из православной литерату­ры, не подходят под это правило — по весь­ма ясной причине: святые, всегда жившие в чаянии своего перехода в мир иной, кото­рых никогда не привлекали блага мира сего,не останавливаются на местах своих подви­гов, они тотчас начинают свой восход к не­бу. Некоторые начинают свое восхождение до истечения двух дней - по особому веле­нию Божия Промысла. Другая сторона совре­менных «посмертных» опытов, как бы фрагментарны они ни были, все без исключения подпадают под данное правило: состояние «вне тела» есть не что иное, как начальный этап безтелесного «странствования» души по местам ее земных пристрастий, но никто из людей не пробыл мертвым так долго, что­бы встретить Ангелов, которые должны бы­ли его сопровождать.

Некоторые критики православного уче­ния о загробной жизни считают, что по­добные отклонения от общего правила в посмертных опытах есть доказательство «противоречий» в православном учении, но такие критики просто все понимают слиш­ком буквально. Описание первых двух дней (равно как и дней последующих) не явля­ется догмой; это лишь «образец», отражаю­щий наиболее часто встречающийся порядок бытия души после смерти. Многие случаи как в православной литературе, так и в рас­сказах о современных опытах, где мертвые мгновенно являлись живым в первый день или два после смерти (а иногда в сновидени­ях), — лишь примеры истины того, что душа и в самом деле остается близкой к земле на короткое время. [Подлинные явления умер­ших, после первого краткого периода «сво­боды» души, происходят значительно реже, и на то всегда есть особое Божие повеление, а не чья-то частная воля.] К третьему дню или раньше этот период оканчивается.

Мытарства

Притом [на третий день] она проходит через полчища злых духов, преграждающих ей путь и об­виняющих ее в различных грехах, на которые они сами ее соблазняли. Согласно откровениям, име­ется двадцать таких преград, так называемых мы­тарств, на каждом из них испытуется тот или иной вид греха; пройдя через одно, душа попадает на сле­дующее. И лишь благополучно пройдя через все, может душа продолжать свой путь, а не быть сра­зу ввержена в геенну. Насколько ужасны те бесы и их мытарства, показывает то, что Сама Богороди­ца, извещенная Архангелом Гавриилом о предстоящей кончине, молила Сына Своего избавить Ее от этих бесов, и, исполняя Ее молитву, Сам Господь Иисус Христос явился с Неба принять душу Сво­ей Пречистой Матери и вознести на Небо. [Это на­глядно изображено на традиционной православной иконе Успения.] Страшен бывает третий день для души усопшего, и посему особенно нуждается она тогда в молитве о ней.

Описания мытарств образуют своего ро­да «модель» опытов души после смерти, причем впечатления разных людей могут зна­чительно отличаться. Мелкие детали — как число мытарств, — конечно, второстепенны, если сравнить их с истиной о том, что душа в самом деле вскоре после смерти подверга­ется (частному) суду, где подводится окон­чательный итог «невидимой брани» с падши­ми духами, которую она вела (или не вела) на земле.

Святитель Феофан Затворник, продолжая письмо брату умирающей женщины, пишет: «У отшедших скоро начинается подвиг пере­хода через мытарства. Там нужна ей помощь! Станьте тогда в этой мысли, и вы услышите вопль к вам: "Помогите!" Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю самое действительное засви­детельствование любви будет, если с минуты отхода души вы, оставя хлопоты о теле дру­гим, сами отстранитесь и, уединясь, где мож­но, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии, о ее неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанном вопле к Богу — ей о помощи, в продолжение шести недель — да и далее. В сказании Феодоры мешец, из которого Ангелы брали, чтобы отделываться от мытарей, — это были молитвы ее старца. То же будет и ваши молитвы... Не забудьте так сделать... Се и любовь!»

«Мешец золота», из которого Ангелы «оп­лачивали долги» блаженной Феодоры на мытарствах, часто неверно понимается кри­тиками православного учения; его иногда ошибочно сравнивают с латинским поняти­ем «избыточных (сверхдолжных) заслуг» свя­тых. Здесь эти критики, читая православные тексты, все понимают слишком буквально. Ни о чем другом не идет речь, как только о молитвах Церкви за усопших, в частности, о молитвах святого человека и духовного отца.

Форма, в которой это изображено — вряд ли следует об этом говорить, — метафорична.

Православная Церковь придает учению о мытарствах такое значение, что ссылки на него включены в ее богослужение. Церковь уделяет особое внимание преподанию этого учения каждому из своих умирающих чад; в «Каноне при разлучении души от тела», ко­торый священник читает у изголовья верую­щего, находящегося на смертном одре, име­ются следующие тропари:

«Воздушнаго князя, насильника, мучите­ля, страшных путей стоятеля и напраснаго сих словоиспытателя, сподоби мя прейти не­возбранно, отходяща от земли» (песнь 4).

«Святых Ангел священным и честным ру­кам преложи мя, Владычице, яко да тех кри­ль! покрывся, не вижу безчестнаго и смрадна-го и мрачнаго бесов образа» (песнь 6).

«Рождшая Господа Вседержителя, горь­ких мытарств начальника миродержца отже-нй далече от мене, внегда скончатися хощу, да Тя во веки славлю, Святая Богородице» (песнь 8).

Такими словами Церковь подготавлива­ет православного христианина в последние минуты его жизни к предстоящим испыта­ниям.

Сорок дней

Благополучно пройдя мытарства и поклонив­шись Богу, душа в течение еще тридцати семи дней посещает селения небесные и пропасти ад­ские, не зная еще, где она окажется, и лишь на со­роковой день определяется ее место до Воскресе­ния мертвых.

Нет ничего необычного в том, что душа, пройдя через мытарства и навсегда рас­ставшись с земной реальностью, должна быть введена в иной мир, в одной части которого и будет пребывать вечно. Согласно открове­нию Ангела прп. Макарию Александрийско­му, особое церковное поминовение усопших на девятый день после смерти (помимо обще­го символического значения девяти ангель­ских чинов) совершается потому, что до это­го душе показывают красоты рая, после чего в течение оставшихся дней она зрит муки и ужасы ада, перед тем как в сороковой день ей назначается место, где будет ожидать Вос­кресения мертвых и Страшного Суда. Еще раз подчеркнем, что эти цифры составляют общее правило, или «образец», посмертной реальности, но не все почившие совершают этот путь в соответствии с этим «правилом». Ведь мы знаем, что Феодора завершила свое «странствование по аду» именно на сороко­вой день — по земным отсчетам.

Состояние души до Страшного Суда

Одни души [после сорока дней] находятся в со­стоянии предвкушения вечной радости и блаженст­ва, а другие — в страхе вечных мучений, которые полностью наступят после Страшного Суда. До тех пор возможны еще перемены в состоянии душ, осо­бенно через приношение за них Безкровной Жерт­вы (поминовение на Литургии), а также и по дру­гим молитвам.

Церковное учение о состоянии душ на не­бе и в аду до Страшного Суда подробно изложено в словах св. Марка Ефесского.

Польза от молитв — как церковных, так и личных — для душ, находящихся в аду, опи­сана во многих житиях святых угодников и подвижников благочестия, в трудах святых отцов. Как сказано в житии св. мученицы Перпетуи, пострадавшей в III веке, участь ее брата по имени Димократ была открыта ей в образе большого, наполненного водой сосу­да, слишком высокого, так что он не мог до него дотянуться из омерзительного и чрезвы­чайно жаркого места, в котором был заклю­чен. Благодаря настойчивой молитве мучени­цы на протяжении целого дня и ночи сосуд стал для него досягаемым — и она увидела его в месте, полном света. И поняла, что брат освобожден от наказания (Жития святых, 1/14 февраля)1.

1 Здесь и далее в книге даты приведены по старому, а через косую черту - по новому стилю. - Ред.

Подобное повествование имеется в жиз­неописании подвижницы XX века монахини Афанасии (Анастасии Логачевой), духовной дочери преподобного Серафима Саровского: «В свое время она предприняла ный подвиг за своего родного брата Павла, удавившегося в пьяном виде. Она пришла к блаженной Пелагее Ивановне [ее полное жиз­неописание содержится в «Дивеевской лето­писи» архимандрита (впоследствии митропо­лита и священномученика. Примеч. перев.) Серафима Чичагова] в Дивеевский мона­стырь спросить совета, что ей сделать для об­легчения загробной участи своего брата, так страшно и нечестиво окончившего свою зем­ную жизнь. Было решено: затвориться Ана­стасии в своей келье, поститься и молиться за брата, прочитывая каждодневно по 150 раз молитву «Богородице Дево, радуйся...» По­сле сорока дней ей было видение: глубокая пропасть, на дне лежал как бы кровавый ка­мень, а на нем - два человека с железными цепями на шее, и один из них ее брат. Она сообщила о видении блаженной Пелагее, та посоветовала ей повторить подвиг. Когда вто­рично прошли сорок дней, она видит ту же пропасть, тот же камень, на котором те два человека с цепями на шее, но брат ее встал, походил около камня, упал на камень, и цепь опять оказалась на его шее.

И снова блаженная Пелагея Ивановна по­советовала в третий раз продолжить подвиг. Через сорок дней Анастасия увидела ту же пропасть и тот же камень, на котором был только один неизвестный ей человек, а брат ее, уходя от камня, скрылся из виду; остав­шийся на камне сказал: "Хорошо тебе, что на земле у тебя такие сильные заступники". По­сле сего блаженная Пелагея сказала: "Твой брат освободился от мучений, но не получил блаженства"» (Душеполезное чтение. 1902. №6. С. 281).

Много подобных случаев описано в жити­ях православных святых и подвижников на­шей Церкви. Если кто-то склонен буквально понимать такие видения, то следует сказать, что очертания видений (обычно во сне), ка­кие они принимают, не обязательно точно воспроизводят состояния (образа бытия), в котором душа пребывает в мире потусторон­нем, но это лишь образы, передающие нам ду­ховную истину о том, что участь души там может быть улучшена по молитвам оставших­ся на земле.

 

Молитва об усопших

Насколько важно при этом поминовение за Литургией, показывает следующее событие. Пе­ред открытием мощей св. Феодосия Черниговско­го (1896 г.) совершавший переоблачение мощей свя­щенник [известный старец Голосеевской пустыни Киево-Печерской Лавры Алексий, почивший в 1916 году. Примеч. автора], устав, сидел около мощей и, задремав, увидел перед собой святителя, сказав­шего ему: «Спасибо за труд для меня. Прошу еще тебя, когда будешь совершать Литургию, помяни моих родителей», — и назвал имена (иерея Ники­ту и Марию)1. «Как ты, святителю, просишь у ме­ня молитв, когда сам стоишь у Престола небесно­го и подаешь людям милости Божий?» — спросил священник. «Да, это верно, — ответил св. Феодо­сии, — но приношение за Литургией сильнее мо­ей молитвы».

1 Эти имена до сего видения не были известны. Спустя несколько лет после канонизации св. Феодосия в монасты­ре, где он некогда был игуменом, был найден помянник, под­твердивший как эти имена, так и истинность видения. См. Жизнеописание старца Алексия в «Православном Благовест-нике». Сан-Франциско, 1967. № 1. — Примеч. автора.

Посему полезны усопшим и панихиды, и домаш­ние молитвы, и добрые дела, творимые в их память, как, например, милостыня, жертвы на Церковь, но особенно полезно поминовение за Божественной Литургией. Много явлений усопших и событий бы­ло, подтверждающих ценность поминовения усоп­ших. Многие умершие с покаянием, но не каявшие­ся при жизни, освобождались от мук и получали упокоение. В церкви возносятся молитвы об упокое­нии усопших всегда, даже в день Сошествия Свято­го Духа, на вечерне, есть особая коленопреклонен­ная молитва «о иже во аде держимых».1

1 Третья коленопреклонная молитва на вечерне. - Ред.

Святой Григорий Великий, отвечая в сво­их «Диалогах» на вопрос: «Есть ли нечто такое, что может быть полезным для душ по­сле смерти?», поучает: «Святое жертвопри­ношение Христа, нашей спасительной Жерт­вы, доставляет великую пользу душам даже после смерти, при условии, что их грехи мо­гут быть прощены в грядущей жизни. По сей причине души умерших иногда просят, чтобы о них была отслужена Литургия... Ес­тественно, более безопасный путь — самим делать при жизни то, что, как мы надеемся, другие будут делать для нас после смерти. Лучше совершить исход свободным челове­ком, нежели искать свободы, оказавшись в цепях. Посему надлежит от всего сердца презирать этот мир, как если бы его слава иссякла, ежедневно воздавая Богу слезы по­каяния, когда приносим в жертву Его священ­ные Плоть и Кровь. Только эта Жертва име­ет силу спасти душу от вечной смерти, она таинственно представляет нам смерть Едино­родного Сына».

Святой Григорий приводит несколько примеров, когда умершие являлись живым, прося совершить Литургию об их упокоении или благодаря за совершение такой Литур­гии; однажды один пленник, которого жена считала умершим и по кому она в определен­ные дни просила отслужить Литургию, вер­нулся из плена и рассказал ей, что в некото­рые дни освобождался от цепей — именно в те дни, когда о нем служилась Литургия.

Протестанты со своей стороны считают церковную молитву об усопших несовмес­тимой с необходимостью подвизаться ради спасения души в этой жизни: «Если ты мо­жешь быть спасен Церковью после смерти, то зачем тогда утруждать себя борением или же стремиться к обретению веры в этой жизни? Будем есть, пить и веселиться...» Никто из придерживающихся таких взглядов нико­гда не достигал спасения по церковным мо­литвам, и ясно, что такой аргумент искусст­венный и лицемерный. Церковные молитвы не могут спасти того, кто не хочет спасения и кто сам не боролся за себя во время земной жизни. Можно сказать, что молитва Церкви или каждого из христиан об умершем челове­ке не что иное, как плод жизни этого челове­ка: о нем бы не молились, если бы в течение своей жизни он не сделал того, что вдохнов­ляло бы на такую [за него] молитву после его смерти.

Святой Марк Ефесский рассматривает во­прос о церковной молитве за почивших и об улучшении их положения, приводя пример молитвы св. Григория Двоеслова о язычнике римском императоре Траяне, душа которого была очищена и крещена1 слезами св. Григо­рия — молитвы, поводом к которой стало одно доброе дело, совершенное языческим им­ператором. Когда император во главе ар­мии выступал против врага, то проникся жа­лостью к словам одной вдовы: «Император, люди, убившие моего сына, не хотят платить мне возмещение». Он ответил: «Напомни мне об этом при моем возвращении, я застав­лю их возместить тебе все». Но она произ­несла: «Если ты никогда не вернешься, то не будет никого, кто мне поможет». Тогда, не снимая доспехов, он заставил обвиняемых, в его присутствии, выплатить ей, что были они должны. Св. Григорий признал, что со­вершилось сие именно так, как мы читаем в Писании: Защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите - и рассудим, Гово­рит Господь... (Ис. 1, 17-18). Св. Григорий не знал, что делать в утешение души импе­ратора, приведшего ему на ум слова Писа­ния, и пошел в храм св. Петра, проливая по­токи слез по обыкновению пока не получил через Божественное откровение уверение в том, что молитвы его услышаны, ибо никогда не осмеливался он просить это ни за какого другого язычника. (С. 278 книги. - Ред.).Церковь не молится за неверующих усоп­ших, и это освобождение из ада - плод молит­вы св. Григория. Пусть это и редкий случай, однако он дарит надежду тем, чьи близкие умерли вне веры.

1 Пусть не изумляется никто от наших слов, что он был крещен, ведь без Крещения никто не узрит Бога, а третий вид Крещения - крещение слезами.

 

Что мы можем сделать для усопших?

Каждый из нас, желая проявить свою лю­бовь к усопшим и оказать им действи­тельную помощь, лучше это может сделать через молитву о них, в особенности помино­вением их на Литургии, когда вынимаемые за живых и усопших частицы опускаются в Кровь Господню со словами: «Отмый, Гос­поди, грехи поминавшихся зде Кровию Тво­ею Честною, молитвами святых Твоих». Ни­чего лучшего и большего не можем сделать для усопших, как молиться, подавая за них поминовение на Литургии. В том они нужда­ются всегда, а особенно в те сорок дней, в ко­торые душа усопшего проходит свой путь до вечных обителей. Не чувствует ничего тогда тело, не видит собравшихся близких, не обоняет благоухания цветов, не слышит надгроб­ных речей. Но ощущает душа возносимые о ней молитвы, благодарна бывает тем, кто их творит, и духовно бывает близка им.

Родные и близкие усопших! Делайте для них то, что им нужно и что в ваших силах. Тратьте средства не на внешние украшения гроба и могилы, а на помощь нуждающимся, в память усопших близких, на церкви, где возносятся о них молитвы. Окажите милость усопшему, позаботьтесь о душе его. Всем предстоит этот путь; как будем тогда желать, чтобы молитвенно помянули нас! Будем же и сами милостивы к усопшим. Как только кто преставится, немедленно зовите или извещай­те священника прочитать «Доследование по исходе души», которое положено читать над всеми православными сразу по их кончине. Постарайтесь, чтобы, если есть возможность, отпевание происходило в церкви и до отпе­вания над покойником читалась Псалтирь. Отпевание может совершаться и не пышно, но обязательно полностью, без сокращения; думайте тогда не о себе и своих удобствах, а об усопшем, с которым прощаетесь навеки. Если одновременно в церкви несколько покойников, не отказывайтесь от того, что­бы их отпевали совместно. Лучше пусть от­певают сразу двух или больше покойников и еще горячее будет молитва собравшихся всех близких, чем будут отпевать их по оче­реди и, не имея сил и времени, будут сокра­щать службу, когда каждое слово молитвы для усопшего есть как капля воды жаждуще­му. Обязательно позаботьтесь сразу о совер­шении сорокоуста, то есть ежедневном поми­новении в течение сорока дней на Литургии. Обычно в церквах, где происходит ежеднев­ное священнослужение, отпетые там усоп­шие поминаются в течение сорока дней и больше. Если же отпевают в церкви, где нет ежедневной службы, близкие должны сами позаботиться и заказать сорокоуст там, где ежедневная служба. Хорошо посылать на по­миновение в монастыри и в Иерусалим, где постоянная молитва у святых мест. Но нуж­но сорокоуст начинать сразу после кончины, когда душа особенно нуждается в молитвен­ной помощи, и начать поминовение в ближай­шем месте, где ежедневная служба.

Будем заботиться об уходящих в иной мир прежде нас, дабы для них сделать все, что можем, помня, что блажени милостивии, яко тйи помилованы будут (Мф. 5, 7).

Воскресение тела

Однажды этот тленный мир придет к сво­ему концу, и забрезжит заря вечного и непреходящего Небесного Царства, где ду­ши искупленных, соединившиеся со своими воскресшими телами, вовеки будут обитать со Христом, безсмертные и нетленные. То­гда часть радости и славы, которую имеют души на небе ныне, сменит полнота радости нового творения, для которого и был создан человек; однако те, кто не принял спасения, принесенного человечеству пришедшим на землю Христом, подвергнутся вечным му­кам — вкупе с их воскресшими телами — в аду. Преподобный Иоанн Дамаскин в заклю­чительной главе своего «Точного изложения православной веры» описывает это конечное состояние души после смерти:

«Верим же и в воскресение мертвых. Ибо оно истинно будет, будет воскресение мерт­вых. Но, говоря о воскресении, мы представ­ляем себе воскресение тел. Ибо воскресе­ние есть вторичное воздвижение упавшего; души же, будучи безсмертными, каким обра­зом воскреснут? Ибо если смерть определя­ют как отделение души от тела, то воскресе­ние есть, конечно, вторичное соединение и души, и тела и вторичное воздвижение раз­решившегося и умершего живого существа. Итак, само тело, истлевающее и разрешаю­щееся, оно само воскреснет нетленным. Ибо Тот, Кто в начале произвел его из праха зем­ли, может снова воскресить его, после того как оно опять, по изречению Творца, разре­шилось и возвратилось назад в землю, из ко­торой оно было взято...

Конечно, если одна только душа упраж­нялась в подвигах добродетели, то одна толь­ко она будет и увенчана. И если одна только она постоянно пребывала в удовольствиях, то по справедливости одна только она была бы и наказываема. Но так как ни к доброде­тели, ни к пороку душа не стремилась отдельно от тела, то по справедливости то и другое вместе получат и воздаяние...

Итак, мы воскреснем, так как души опять соединяются с телами, делающимися без-смертными и совлекающими с себя тление, и явимся к страшному судейскому Христо­ву седалищу; и дьявол, и демоны его, и че­ловек его, то есть антихрист, и нечестивые люди, и грешники будут преданы во огнь веч­ный, не вещественный, каков огонь, находя­щийся у нас, но такой, о каком может знать Бог. А сотворшии благая, как солнце, вос­сияют вместе с Ангелами в Жизни Вечной, вместе с Господом нашим Иисусом Хрис­том, всегда смотря на Него, и будучи види­мы Им, и наслаждаясь непрерывным про­истекающим от Него веселием, прославляя Его со Отцом и Святым Духом в безконеч-ные веки веков. Аминь».

Священник Алексий Мороз

К началу

Глава 2.                               ПРАВОСЛАВНЫЕ

ТРАДИЦИЯ И ОБРЯД

ПОГРЕБЕНИЯ

Загробная участь усопших

Памяти моей матери, рабы Божией Веры, посвящается...

Важнейший час в жизни человека — это его смерть. Душа разлучается от тела и человек вступает в загробный мир, где ему предстоит пребыть до всеобщего Воскресе­ния. Какая там его ожидает участь, зави­сит от того, что собрал христианин в своем сердце здесь, на земле, как покаялся перед смертью в грехах и как за него будут молить­ся ближние и Церковь.

Душа оставляет тело, подобно тому, как мы сбрае, ваем старую негодную одежду, и ожидает олачения в новую плоть после все­общего Воскресения из мертвых.

Итак, тело - что только храм души, дом, где обитает наша личность. Живя здесь на земле, человек или духовно совершенству­ется, исполняя заповеди Божий, побеждая страсти и развивая добродетели, или духовно деградирует, следуя своим страстям, ве­лению плоти и диавола. Смерть подводит черту. Сама личность уже не в состоянии что-либо изменить, только молитвы Церк­ви, милостыня, молитва и добрые дела род­ных и близких могут как-то помочь усопше­му По закону единства человеческого рода и по милости Божией, духовные подвиги и доброделание, за умершего его родными и близкими, и друзьями совершаемые, вме­няются ему, как бы его личные дела, за что оставляется покойному множество грехов и улучшается его посмертное состояние. Чем больше молитв, милостыни, пожертвований на Церковь приносится за усопшего, тем луч­ше для него. Известны случаи, когда умер­шие являлись своим молитвенникам и бла­годарили их за спасение своей души.

До всеобщего Воскресения из мертвых и Страшного Суда Христова еще возможно по­мочь умершему.

Некоторые сомневаются в наличии ада и рая, представляя их в неких примитив­ных, атеистических образах, типа раскален­ных сковородок, кипящих котлов, в которых жарятся и варятся грешники. Надо помнить, что картины эти — лишь символы и образ грядущих мук, а не непосредственно сами страдания. Приведем простой пример. Уми­рает человек, который был пьяницей. Мо­жет быть, в начале своего жизненного пути он был и неплохим человеком, но постепен­но страсть винопития так захватила его, что другие жизненные интересы умалились, а то и вовсе исчезли, осталось только желание пить и наслаждаться состоянием опьянения. И вот такой человек умирает. Его личность, душа полностью сохраняются со всеми ин­тересами и свойствами, ему присущими. Же­лание винопития не только не исчезает, но еще и удесятеряется за счет отсутствия пос­торонних раздражителей. Но взять спиртное негде и некуда его влить, ведь тела-то нет! Состояние вечного, страшного похмелья бу­дет сопровождать грешника во всей его за­гробной жизни, жечь и мучить его. Прибавь­те сюда великие страдания от знания, что он мог бы быть другим, мог быть с Богом, страх и ужас от лютых воздействий сил демони­ческих. И безысходность, страшная и горькая безысходность!

То же ожидает и человека, одержимого блудной страстью, гордостью, сребролюби­ем и т. д. Чем больше страстей живет в ду­ше человека, тем страшнее и мучительнее бу­дут его грядущие страдания.

А теперь представьте человека верующе­го, боровшегося со страстями, исполненно­го целомудрия, смирения, любви к Богу и ближнему. Он пребывает в океане любви и радости. Рядом с ним такие же люди, Ангелы Света, Сам Господь и Божия Матерь. Таково райское состояние, вечное блаженство.

Кто виноват в адских посмертных муче­ниях? Сам человек.

Кто причина райских благ и грядущего вечного счастья? Милость Божия и онять- таки сам человек. Поэтому, пока мы живы, мы можем сами помочь себе — изменить се­бя, подготовить к Вечности. После же смер­ти — помощь только от Церкви и ближних, их милостыня и молитва.

Напутствие христианина перед смертью

«Во всех делах твоих помни о конце твоем», — говорит Библия (Сир. 7, 39). Поэтому православные христиане, памятуя о том, что земная жизнь наша временна, а цель ее — богоуподобление, стремление сде­лать себя достойным Царства Небесного, стремятся чаще исповедоваться, причащать­ся Святых Христовых Тайн.

В особенности необходимы исповедь и Причастие людям, стоящим на пороге Веч­ности. К умирающему или тяжело больно­му православному христианину приглашают священника для совершения Таинств Исповеди, Причащения и Елеосвящения (Собо­рования). Важно, особенно перед смертью, совершить над болящим Таинство Елеосвя­щения, так как во время этого Таинства че­ловеку прощаются все его невольные грехи, совершенные по незнанию, или в которых он забыл покаяться на исповеди (но только не утаенные намеренно).

Если ваш родственник или знакомый тя­жело болен, то надо попросить у него проще­ния и простить ему все, в чем он согрешил против вас. Постарайтесь облегчить его ду­шевные и физические страдания и не ропщи­те на его немощи, делая все возможное, что­бы он со спокойной душой и в мирном духе отошел ко Господу.

Благоразумно поступают родственники, которые заблаговременно заботятся о хрис­тианском напутствии престарелого или бо­лящего. Если болезнь затянулась, то Таин­ства Исповеди, Причащения и Соборования можно повторить не единожды.

Нельзя отлагать Причащение до самого последнего момента, когда умирающий уже не способен ни слышать слов молитв, ни ска­зать слов покаяния, а то и вовсе отходит в мир иной не дождавшись христианского на­путствия. Родственники больного, умираю­щего без Святого Причастия, берут на свою душу большой грех. К сожалению, в умах не­которых людей еще бытует предрассудок, что причащать и соборовать больного необходи­мо только непосредственно перед кончиной. Забывается при этом, что час смерти в руках Божиих и что Святое Причастие мы прини­маем не только «во исцеление души», но «и тела», и люди верующие после Причащения и Соборования нередко выздоравливают.

Страдания умирающего значительно уменьшаются после совершения этих Та­инств, недаром Церковь молится о безбо­лезненной кончине человека, «непостыдной, мирной». Умирающему или тяжелобольно­му нужно ежедневно давать просфору и свя­тую воду (натощак), заказывать о его здра­вии молебны, подавать записку с его именем на проскомидию, когда священник во вре­мя Литургии вынимает частицу о его здра­вии. У его постели можно читать акафисты, Псалтирь с поминовением его о здравии на каждой «Славе». Христианское напутствие помогает чело­веку отойти в мир иной со спокойной душой и очищенной совестью. Родственники боль­ного должны помнить, что последними ча­сами его жизни во многом определяется его загробная участь: в чем застал Господь чело­века, в том и будет судить. Не лишайте ва­ших близких возможности достойно подго­товиться к переходу в иную жизнь!

Что надо делать по кончине человека

Если вы почувствовали, что ваш ближний отходит ко Господу, немедленно начи­найте читать над ним «Канон молебный при разлучении души от тела». Родственники са­ми могут прочитать весь этот канон (если не случится рядом священника), кроме чтения «молитвы, от иереа глаголемой на исход ду­ши» в конце молитвословия. Канон читается «от лица человека, с душею разлучающаго-ся и не могущаго глаголати». Чтение кано­на мирянами начинается возгласом: «Молит­вами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас», затем сле­дуют предначинательные молитвы: Трисвя-тое по Отче наш и далее по молитвослову.

При чтении канона перед домашними ико­нами возжигают свечу и лампаду. Для уми­рающих младенцев (детей до семи лет) ка­нон не читают, так как в этом возрасте дети ответственности за свои грехи не несут.

Кроме канона при разлучении души от тела существует также «Канон, бываемый на разлучение души от тела, внегда [когда] че­ловек долго страждет». Его читают над че­ловеком, который испытывает тяжкие пред­смертные мучения и никак не может умереть (как правило, читает священник).

Сразу после смерти тело усопшего омы­вают теплой водой (символ его будущего предстательства пред Богом по воскресении в чистоте и непорочности). При омовении читают Трисвятое: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас» или «Господи, помилуй». Возжигают также лампадку или свечу, они горят до тех пор, пока покойник находится в доме. После омовения тело усопшего облачают в чис­тые и, по возможности, новые одежды — по его званию и служению. Омовение обычно совершают люди старшего возраста, а ес­ли таковых нет, то - любой из родственни­ков, за исключением женщин, находящихся в данный момент в естественной нечистоте. Обычай указывает, что в омовении женщины участвуют только женщины. Если известно, что почивший был монахом (монахиней) или священнослужителем, то о его кончине надо сообщить в храм.</o:p>

Тело полагают на стол, покрывают бе­лым полотном (чистой простыней) или осо­бой погребальной пеленой (покрывалом), на котором изображены крест, лики святых и молитвенные надписи. Все это означает, что усопший был верным Богу и остается под покровом Божиим и теперь. Такую пелену можно приобрести в церкви. Глаза усопшего должны быть закрыты, уста сомкнуты, руки сложены крестообразно, правая поверх левой в знак веры в Распятого Христа. Руки и ноги усопшего связывают, чтобы развязать перед последним прощанием. В левую руку покойного влагают погребальный крест, на грудь кладут святую икону: для мужчин — образ Спасителя, для женщин — образ Божией Ма­тери. На лоб умершего возлагают венчик — полоску бумаги с изображением Спасителя, Божией Матери и Иоанна Предтечи. Изоб­ражения эти обрамлены надписью Трисвя-того. Венчик символизирует венец Царствия Небесного. Как правило, венчик отпечатан на одном листке с разрешительной молит­вой. После приобретения молитвы-венчика в храме, венчик отрезают ножницами, а лис­ток с молитвой после отпевания будет вло­жен священником в руку почившего.

Перед положением в гроб и тело, и гроб окропляют святой водой, причем гроб - из­нутри и извне. В гроб покойного полагают лицом вверх, под голову кладут подушечку, сделанную из ваты или сухой травы. Сущест­вует благочестивый обычай заранее готовить себе «смертную подушечку», наполняя наво­лочку освященными в храме веточками вер­бы, листьями березы, засушенными цветами от чудотворных икон.

Гроб обычно ставят посреди комнаты пе­ред домашними иконами, головой к образам. Вокруг гроба возжигают четыре свечи: у го­ловы, в ногах и по обеим сторонам на уровне скрещенных рук. Возжженные свечи изобра­жают собой крест и символизируют переход умершего в Царство Истинного Света.

Как молиться о человеке в первые дни после смерти

После омовения и облачения усопше­го над ним начинают читать «После-дование по исходе души от тела». Его по­ложено читать священнику, для чего он и призывается в дом умершего. Если таковой возможности нет (а на практике так часто и бывает), то последование могут читать бли­жайшие родственники и знакомые, опуская при этом начальный возглас и начальные молитвы иерея, сугубую ектению «Помилуй нас, Боже...», молитву иерея «Боже духов и всякия плоти...» (обычно их заменяют чте­нием 12 раз молитвы «Господи, помилуй»), а также заключительный отпуст, которые по Уставу Церкви произносят только священ­нослужители.

Читать канон мирянам следует с предна-чинательных молитв: Трисвятое, Пресвятая Троице, Отче наш, затем 12 раз «Господи, помилуй», 90-й псалом и далее по порядку. Заканчивается канон молитвой «Помяни, Господи, Боже наш...» с упоминанием имени усопшего. Если человек умер вне дома и те­ла его в квартире нет, ю в час сообщения о смерти все равно нужно прочитать этот ка­нон и далее читать Псалтирь по усопшему.

В Православной Церкви существует бла­гочестивый обычай непрерывного чтения Псалтири над усопшим вплоть до его по­гребения. Псалтирь нужно читать сразу по кончине, даже если тело усопшего находит­ся вне дома. Псалтирь читают и в дальней­шем в молитвенную память о почившем, в дни поминовения, а особо — в первые со­рок дней по кончине. (Мнение, что смерть в Страстную седмицу усугубляет грехи усоп­шего, а в Пасху или Светлую седмицу облег­чает, — неверно). Не без причины и не без цели Церковь с древнейших времен положила читать над гробом умершего именно Псалтирь, а не другую книгу Священного Писания. Чте­ние Псалтири — молитва Господу об усоп­шем — утешает скорбящих и помогает душе новопреставленного в ее загробных стран­ствиях.

Псалтирь разделена на 20 больших час­тей — кафизм (от греческого слова «кафи-зо» — сижу, что означает возможность си­деть при чтении). Каждая кафизма делится на так называемые «Славы» - группы псал­мов, отделяемых словом «Слава».

Если Псалтирь читает мирянин, то чтение начинается с прошения: «Молитвами свя­тых отец наших...», затем предначинатель-ные молитвы: Царю Небесный, Трисвятое, Пресвятая Троице, Отче наш и далее по по­рядку. Каждая кафизма начинается молит-вословием: «Приидите, поклонимся Царе-ви нашему Богу», «Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу», «Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему». Затем читают псалмы до слова «Слава», что означа­ет «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу». На каждой «Славе» читается молитва «По­мяни, Господи Боже наш...», находящаяся в конце «Последования по исходе души от тела» с упоминанием имени усопшего. За­тем продолжается чтение псалмов до сле­дующей «Славы». По окончании кафизмы читают Трисвятое по Отче наш, тропари и молитву, положенную после кафизмы. Воз­браняется при чтении Псалтири самочинно добавлять молитвы неизвестного происхож­дения и вообще любые молитвы, не находя­щиеся в богослужебных книгах.

Во время Пасхальной седмицы при бого­служениях в церкви чтение Псалтири заме­няется чтением Пасхального канона. Дома над усопшим в эти дни также можно читать Пасхальный канон, но можно читать и Псал­тирь, так как она с первых времен христиан­ства употребляется не только в скорбных, но и в радостных случаях, а Апостольские пос­тановления предписывают читать Псалтирь в третий день по кончине - ради Того, Кто в третий день воскрес из мертвых. Отсюда следует, что нет надобности отлагать чтение Псалтири над усопшим и в дни Святой Пас­хи. А для выражения большей торжествен­ности праздника можно сделать некоторые прибавления пасхальных песней по прочте­нии каждой кафизмы или даже «Славы».

Если к гробу почившего приглашен свя­щенник, то он совершает заупокойное бого­служение - литию или панихиду.

В первый же день после кончины нуж­но позаботиться о церковном поминовении усопшего. Желательно сразу же (в день смер­ти), заказать сорокоуст в тех храмах, где бо­гослужение совершается ежедневно. Если позволяет финансовая возможность, то зака­зывают до семи и более сорокоустов в раз­ных храмах и монастырях. В тех местах, где стольких церквей поблизости нет, сложилась практика поминать усопшего в течение соро­ка Божественных Литургий. Если рядом не­сколько храмов, то хорошо и в них подать записки с именем усопшего на Божествен­ную Литургию или на панихиду. Делать это можно и даже нужно еще до отпевания и по­гребения. Усопшие, со дня кончины которых не прошло сорок дней, называются новопре­ставленными, поэтому в записках о помино­вении к имени усопшего добавляют слово «новопреставленный».

Пока гроб с покойным находится дома, прощаться с ним приходят родственники, друзья, знакомые. И в большинстве случа­ев, подойдя к гробу, они не находят для про­щания нужных слов. Самое уместное в этом случае, осенив себя крестным знамением, прочитать следующие краткие молитвы:

«Со святыми упокой, Христе, душу усоп-шаго раба Твоего новопреставленнаго (имя­рек), идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная» или: «Упокой, Господи, душу усопшаго раба Тво­его новопреставленнаго (имярек), и прости ему вся согрешения его вольная и неволь­ная, и даруй ему Царствие Небесное». (При смерти женщины в молитвах соответствен­но читается: «душу рабы Твоей новопрестав­ленной (имярек)».)

Необходимо также попросить у почивше­го прощения и простить ему все обиды.

 

Вынос тела

Гроб выносят из дома, обращая лицо по­койного к выходу, то есть ногами вперед (в таком положении гроб несут всегда). При этом провожающие поют: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас». Существует суеверие, что близ­кие родственники не должны нести гроб. Это неверно. По церковным правилам, гроб с те­лом несут именно близкие родственники и друзья. Исключение существует только для священников, которые не имеют права не­сти гроб мирянина, кем бы он им ни прихо­дился. Если в похоронной процессии участ­вует священник, то он идет впереди гроба как духовный пастырь, ведущий пасомого в последнюю обитель.

Распространенное мнение, что после вы­носа покойного в квартире Необходимо сде­лать ремонт, - не что иное, как обычное су­еверие. Ремонт в своем жилище - личное дело живущих в нем, и к покойному это не имеет никакого отношения. Суждение, что во время нахождения в доме гроба с покой­ным нельзя мыть и подметать полы, также является предрассудком.

Поскольку в православных богослужени­ях не используют музыкальные инструмен­ты, то и для похорон православного хрис­тианина нельзя приглашать оркестр. Если покойного везут на транспорте, то гроб помещают головой вперед, рядом располагают­ся близкие родственники. Хорошо если в это время они будут читать Псалтирь или ака­фист о упокоении усопших.

Отпевание

Церковь как тело Христово, как сово­купность живых и умерших во Хрис­те, может по благодати, данной ей от Бо­га, молиться за усопших, приносить за них Безкровное Жертвоприношение (вынимать частицы из просфор на проскомидии Ли­тургии), провожать в последний путь осо­бым чином молитв - отпеванием, служить панихиды, литии, заупокойные всенощные бдения (парастасы). На третий день по кончине умерший пра­вославный христианин удостаивается церков­ного отпевания и погребения. Отпевание — это заупокойное богослужение, единожды совершаемое над телом умершего. Значение этого богослужения настолько велико, что в древности его относили к церковным таин­ствам и придавали ему особое значение. И, действительно, кроме обычных заупокойных молитвословий над умершим читается (толь­ко священником) разрешительная молитва, в которой умершему прощаются бывшие на нем клятвы, а также грехи, в которых он не покаялся на исповеди или забыл покаяться по неведению, и умерший с миром отпуска­ется в загробную жизнь. Текст этой молит­вы тут же влагается священником в правую руку усопшего.

Отпевание может быть совершено только православным священником, имеющим пре­емственную апостольскую благодать вязать и решить человеческие грехи. О силе и мисти­ческом значении отпевания свидетельствуют многочисленные случаи явления усопших и не отпетых христиан своим родственникам или близким с просьбой совершить это за­упокойное богослужение. Без отпевания ду­ша христианина не находит покоя. И ес­ли нет возможности совершить над телом усопшего очное отпевание, по причине от­сутствия священника или отсутствия самого тела (например, человек сгорел, утонул), то необходимо в скорейшем времени заочно от­петь покойного в церкви. Полученную после отпевания землю необходимо крестообразно высыпать на могилу умершего со словами: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа».

Отпевание (и вообще любое церковное поминовение) не совершается при погребе­нии некрещеных, то есть тех, кто не принад­лежит Церкви. Родные и близкие сами мо­лятся за них в домашних молитвах, подают за них милостыню, каются на исповеди, что не содействовали их Крещению. Некоторые считают полезным чтение за умерших не­крещеных людей канон мученику Уару, ко­торому была дана благодать «умолити за умершия Клеопатрины прародители, не спо-добльшияся прияти Святаго Крещения».

Не отпеваются по православному чину инославные (неправославные), а также кре­щеные, но отрекшиеся от веры, ведущие до кончины богоборческую жизнь или заве­щавшие при жизни не отпевать их в случае смерти.

Не отпевает Церковь и самоубийц, за ис­ключением особых случаев, например, при невменяемости того, кто покончил с собой, но и это происходит лишь только по бла­гословению правящего архиерея, для чего на его имя пишется прошение с подробным указанием причины смерти. В прошении не нужно искажать факты в целях оправдать са­моубийцу: если вы получите разрешение на отпевание обманным путем, то покойному это не поможет, а на вас ляжет тяжкий грех. О самоубийце необходимо совершать домаш­ние молитвы, в частности, по благословению священника можно келейно читать «Канон о самовольне живот свой скончавших», Еван­гелие или Псалтирь. Но помните: молитвы за самоубийц вызывают на читающего силь­нейшую брань со стороны демонов, поэтому надо правильно рассчитывать свои духовные силы и действовать только по благословению священника. Большую помощь душе греш­ника оказывает милостыня и другие добрые дела, в память его творимые. Не пренебре­гайте ими!

Не отпеваются также мертворожденные или убитые во чреве младенцы, так как они не были приобщены к Церкви через Таин­ство Крещения. Бытующее мнение, что в храме нельзя отпевать женщин, умерших при родах или во время сорокадневного послеро­дового очищения, неверно.

Умерших от инфекционных заболеваний в храме не отпевают. Это можно сделать в доме усопшего или на месте погребения. Са­мое же приемлемое в данном случае — от­петь почившего заочно.

Перед внесением гроба в храм у покой­ного развязывают руки и ноги, гроб вносят ногами вперед. В церкви гроб с телом усоп­шего ставят лицом к алтарю, то есть ногами на восток, головой — к западу.

При совершении чина отпевания родствен­ники и близкие стоят у гроба с возжженными свечами и усиленно молятся вместе со священником. Если в храм для отпевания привозят сразу нескольких покойных, это не должно смущать их родственников. Луч­ше совершить полноценное отпевание без спешки сразу нескольких почивших, чем то­ропливо, из-за отсутствия времени, одного. Не должно смущать близких и перечисле­ние вместе с именем отпеваемого и других имен усопших, для которых было заказано заочное отпевание.

При прощании с умершим провожающие усопшего в последний путь, потушив свечи, обходят гроб с телом, совершают крестное знамение с поклоном, просят у почившего прощения за причиненные обиды, целуют венчик на лбу и икону, положенную на гру­ди. После прощания икону из гроба выни­мают, лицо накрывают покрывалом, священ­ник крестообразно посыпает тело землей со словами: «Господня земля и исполнение ее, вселенная и вси живущие на ней», гроб за­крывают крышкой, после чего его уже не открывают.

В некоторых местах существует обычай оставлять иконы, вынутые из гроба, в хра­ме, до исполнения сорока дней по кончи­не, затем родственники забирают их домой. Этот обычай не имеет под собой никакого духовного основания, поэтому во избежа­ние недоразумений, которые часто возника­ют в храме при утере этих икон, лучше от него воздержаться.

Выносят гроб из храма лицом к выходу (ногами вперед), при этом поют Трисвятое.

?   ?        .

Погребение

В могилу почившего полагают лицом, об­ращенным к востоку. При опускании гроба вновь поют Трисвятое. Все провожа­ющие умершего в последний путь перед за­капыванием могилы бросают в нее по горсти земли с молитвой «Упокой, Господи, душу усопшаго раба Твоего новопреставленнаго (имярек)».

Усопшего предают земле, согласно опре­делению Господню: яко земля ecu, и в


отыдеши (Быт. 3, 19). Необходимо, по мере возможности, избегать кремации (сжигания останков), так как это является нарушением христианских традиций.

Надгробный крест, памятник с крестом устанавливают в ногах покойного, обращая его лицевой стороной к западу, чтобы лицо усопшего было направлено на святой крест.

Погребение не совершается в дни Святой Пасхи и Рождества Христова.

 

 ? Поминальная трапеза

С первохристианских времен родствен­ники и знакомые усопшего в специаль­ные дни поминовения собирались вместе для того, чтобы в совместной молитве испросить у Господа упокоения умершего и дарования ему Царства Небесного. После посещения церкви и кладбища родственники покойно­го устраивали поминальную трапезу, на ко­торую приглашались не только близкие, но, главным образом, нуждающиеся: бедные и неимущие, то есть поминки — это своего ро­да христианская милостыня для собравшихся и помощь усопшему. Древнехристианские поминальные трапезы постепенно преобразо­вались в современные поминки, которые ус­траивают в 3-й день по кончине (день похо­рон), 9-й, 40-й дни и в другие дни, памятные для умершего (полгода и год по кончине).

К сожалению, современные поминки мало напоминают православные поминальные тра­пезы и больше похожи на языческие тризны, которые устраивали древние славяне до их просвещения светом христианской веры. В те времена считалось, что чем богаче и пыш­нее проводят умершего, тем веселее он бу­дет жить в мире ином. Чтобы на самом деле помочь душе, отошедшей ко Господу, нужно достойным образом, по-православному, орга­низовать поминальную трапезу:

1.      Перед трапезой кто-либо из близких перед возжженной свечой или лампадой чи­тает 17-ю кафизму.

2.      Непосредственно перед вкушением пи­щи читают «Отче наш».

3.   Начинают трапезу с кблива или кутии — сваренных зерен пшеницы с медом или отварного риса с изюмом, которые освяща­ют в храме на панихиде. Зерна служат сим­волом Воскресения: чтобы дать плод, они должны оказаться в земле и истлеть. Так и тело умершего предается земле, чтобы ис­тлеть и во время всеобщего Воскресения вос­стать нетленным для будущей жизни. Мед (или изюм) знаменует духовную сладость благ Вечной Жизни в Царстве Небесном. Та­ким образом, кутия есть видимое выражение уверенности живых в безсмертии усопших, в Воскресении их и блаженной, через Господа Иисуса Христа, Вечной Жизни.

4. На поминальном столе не должно быть спиртного. Обычай употреблять спиртное — отголосок языческих тризн. Во-первых, пра­вославные поминки — это не только (и не столько) еда, но и молитва, а молитва и не­трезвый ум — вещи несовместимые. Во-вто­рых, в дни поминовения мы ходатайству­ем пред Господом об улучшении загробной участи почившего, о прощении ему земных грехов. Но прислушается ли Верховный Су­дия к словам нетрезвых ходатаев? В-третьих, после выпитого ум наш рассеивается, переключается на другие темы, скорбь о почив­шем уходит из нашего сердца и довольно часто случается так, что к концу поминок многие забывают, для чего они собрались — поминки заканчиваются обычным застоль­ем с обсуждением бытовых проблем и новостей, а иногда даже мирскими песнями. А в это время томящаяся душа усопшего на­прасно ждет молитвенной поддержки от сво­их близких.

5. Исключите спиртное из поминального обе­да. А вместо расхожей фразы: «Пусть земля ему будет пухом» помолитесь кратко: «Упо­кой, Господи, душу усопшаго раба Твоего но-вопреставленнаго (имярек) и прости ему вся согрешения его вольная и невольная, и да­руй ему Царствие Небесное». Молитву эту нужно совершать всем вместе перед тем, как приступить к очередному блюду.

6. Не нужно убирать со стола вилки — в этом нет никакого смысла. Не нужно ставить в честь усопшего столовый прибор, или того хуже — ставить перед портретом стакан вод­ки и кусок хлеба. Все это грех язычества. Если поминки совершаются в постные дни, то и пища должна быть постной.

7.      Если поминки пришлись на время Ве­ликого поста, то в будние дни поминки не совершаются, а переносятся на ближайшие (вперед) субботу или воскресенье, так на­зываемое встречное поминовение. Делается это потому, что только в эти дни (субботу и воскресенье) совершаются Божественные Литургии Иоанна Златоустого и Василия Ве­ликого и за проскомидией вынимаются час­тицы за усопших и совершаются панихиды. Если поминальные дни пришлись на 1-ю, 4-ю и 7-ю недели Великого поста (самые строгие недели), то на поминки приглашают лишь самых близких родственников.

 8.          Поминальные дни, пришедшиеся на Светлую седмицу (первую неделю после Пасхи) и на понедельник второй Пасхаль­ной седмицы, переносятся на Радоницу — первое поминовение усопших после Святой Пасхи, вторник Фоминой недели.

9.   Заканчивается поминальная трапеза всеобщей благодарственной молитвой «Благодарим Тя, Христе Боже наш» и «Достой­но есть».

10. Поминки 3-го, 9-го и 40-го дней уст­раивают для родственников, близких, друзей и знакомых умершего. На такие поминки, чтобы почтить усопшего, можно приходить и без приглашения. В другие же дни поми­новения собираются лишь самые близкие родственники.

Поминовение усопших. 3-й день по смерти

Символическое значение поминовения усопших в третий день после смерти, а это, как правило, день погребения, заключе­но в том, что скончавшийся был крещен во имя Отца и Сына и Святого Духа, верил в Триединого Бога — Троицу Единосущную и Нераздельную. В молитвах в третий день мы умоляем Святую Троицу простить усопшему его согрешения, содеянные словом, делом и помышлением, и зачесть ему три его добро­детели: веру, надежду и любовь.

Кроме богословского значения поминове­ние усопшего в третий день имеет еще зна­чение таинственное, касающееся загробно­го состояния души. Когда святой Макарий Александрийский просил Ангела, сопровож­давшего его в пустыне, объяснить значение церковного поминовения, совершаемого в третий день, Ангел ответил ему: «...в продол­жение двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней Ангелами, ходить по земле, где хочет. Поэтому душа, любящая те­ло, скитается иногда около дома, в котором положено тело, и таким образом проводит два дня, как птица, ища гнезда себе. А доб­родетельная душа ходит по тем местам, в ко­торых имела обыкновение творить правду. В третий же день Тот, Кто воскрес из мертвых, повелевает, в подражание Его Воскресению, вознестись всякой душе христианской на не­беса для поклонения Богу всяческих».

 9-й день по смерти

Святой Макарий Александрийский (по откровению, данному ему от Ангела) говорит, что после поклонения Богу в третий день, повелевается показать душе различные обители святых и красоту рая. Все это душа рассматривает шесть дней, и, созерцая кра­соту рая, она изменяется и забывает скорбь свою, которую имела, будучи в теле. Но ес­ли она виновата в грехах, то начинает скор­беть и укорять себя, что провела жизнь в без-печности и не послужила Богу, как должно. После видения рая, душа на девятый день от своего разлучения с телом, опять возносится Ангелами на поклонение Богу. Близкие же в этот день молятся об усопшем, чтобы душа его удостоилась Небесного Царствия и полу­чила награду райского блаженства.

40-й день по смерти

Число сорок — знаменательное, часто встречающееся в Священном Писании. Иудейский народ скитался в пустыне сорок лет, пророк Моисей постился и пребывал на горе Синай сорок дней, Господь Иисус Хрис­тос, после Своего Крещения, провел в пусты­не сорок дней, а после Своего Воскресения, в продолжение сорока дней учил Апостолов тайнам Царства Божиего.

Первые Апостолы узаконили в Церкви Христовой ветхозаветный обычай оплаки­вать умерших в течение сорока дней. На ос­новании этого Святая Церковь с древнейших времен установила правило творить помино­вение усопших в продолжение сорока дней (сорокоуст) и особенно на сороковой день. Как Христос победил искушения диавола, пробыв сорок дней в посте и молитве, так и Святая Церковь, принося в продолжение со­рока дней молитвы, милостыни и Безкров-ные Жертвы по усопшему, помогает почив­шему силой Божией победить воздушного князя тьмы и войти в Царство Небесное.

По свидетельству святого Макария Алек­сандрийского, после вторичного поклонения (в девятый день по кончине) Господь пове­левает показать душе ад со всеми его мука­ми. В продолжение тридцати дней душа, во­димая по аду, трепещет, чтобы самой не быть удостоенной такой печальной участи. Нако­нец, в сороковой день оканчиваются мытарства, и душа в третий раз возносится Анге­лами на поклонение Богу, Который, совер­шая частный суд, определяет ей соответству­ющее место в ожидании Страшного Суда по ее земным делам, ее духовному состоянию и по благодати молитв Церкви и близких.

Дни особого поминовения усопших

(родительские дни)

Каждый день недели в Православной Цер­кви приурочен к особому воспоминанию Пресвятой Богородицы, Иоанна Крестите­ля и других святых. Суббота же посвящена памяти всех святых и почивших. В субботу (по-еврейски — покой) Церковь молится за всех перешедших в загробный мир, как со­вершенных (святых), так и несовершенных, участь которых еще окончательно не реше­на. Кроме ежедневных молитв и субботы, в году есть отдельные дни, преимуществен­но посвященные молитвам за усопших. Это так называемые родительские дни (на Руси всех усопших предков было принято называть родителями), или вселенские родитель­ские субботы:

1. Вселенская родительская (мясопуст­ная) суббота — за неделю до Великого пос­та. (Название мясопустной эта суббота по­лучила по следующему за ней дню — недели мясопустной, то есть дню, в который послед­ний раз разрешается мясная пища.)

2.       Родительская суббота 2-й седмицы Ве­ликого поста.

3.       Родительская суббота 3-й седмицы Ве­ликого поста.

4.       Родительская суббота 4-й седмицы Ве­ликого поста.

5.       Радоница — вторник Фоминой неде­ли (10-й день после Пасхи). Радоницей этот день назван в ознаменование радости живых и усопших о Воскресении Христовом.

6.       Троицкая родительская суббота — суб­бота перед днем Святой Троицы. (В настоя­щее время сложился неправильный обычай считать родительским днем сам праздник Святой Троицы.)

7.     Димитриевская родительская суббота — суббота за неделю перед праздником памяти великомученика Димитрия Солунского (26 октября / 8 ноября) — небесного покровите­ля св. блгв. великого князя Димитрия Дон­ского. Одержав победу на Куликовом поле, князь Димитрий совершил поименное поми­новение павших на поле брани воинов нака­нуне своего дня Ангела. С тех пор Церковь поминает в этот день, названный Димитри-евской субботой, не только воинов, погиб­ших за Отечество, но и всех усопших пра­вославных христиан.

8.     26 апреля / 9 мая — день поминовения всех погибших в годы Великой Отечествен­ной войны (постановление о поминовении принято на Архиерейском Соборе, проходив­шем в ноябре-декабре 1994 года).

9.  Кроме того, в день Усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (29 августа /11 сентября) Церковь совершает поминовение православных воинов, за Веру и Отечество на поле брани убиенных. Поминовение в этот день установлено в 1769 году во время войны с турками и поляками по указу императрицы Екатери­ны П.

В родительские дни православные хрис­тиане посещают храмы, в которых соверша­ются заупокойные службы. В эти дни при­нято приносить жертву на панихидный стол (канун) - различные продукты (за исклю­чением мясных). После совершения пани­хиды продукты раздаются служащим хра­ма, нуждающимся, отправляются в детские дома и дома престарелых. Продукты на ка­нун приносят и в другие дни, когда заказы­вают панихиду, так как это есть милостыня за усопших.

В весенние и летние родительские дни (Радоница и Троицкая суббота) принято по­сле церкви посещать кладбище: поправить могилки умерших родственников и помо­литься за них. Обычай оставлять на моги­лах различную снедь к Православию никако­го отношения не имеет. В некоторых местах существует обычай в Радоницу приносить на кладбище и оставлять там крашеные яйца и конфеты, как бы символично христосуясь с умершими. Но лучше этого не делать, а похристосоваться с почившим мысленно и по­дать за него милостыню в этот день.

Большой грех на кладбище, где покоят­ся наши близкие, пить спиртное. Самое луч­шее, что вы можете сделать для них, — это совершить молитву, хотя бы такую краткую: «Упокой, Господи, души усопших раб Тво­их, всех наших родных и близких, и прости их вся согрешения вольная и невольная, и даруй им Царствие Небесное».

Как правильно подавать записки о упокоении

При церковном поминовении (на пани­хидах, парастасах) произносятся имена усопших. Церковь поминает своих чад по­именно, потому что Бог есть наш Отец и для Него каждый человек, как родное дитя, неза­меним, неповторим в своей личности, а лич­ность человека запечатлевается его именем.

В заупокойных записках имена пишут полностью в родительном падеже - Людми­лы, Михаила, а не Люды, Миши и т. д. Если со дня кончины не прошло еще сорока дней, то имя поминается с добавлением слова «но­вопреставленный» или «новопреставленная». Почившие дети до семи лет (до шести вклю­чительно) именуются младенцами, от семи до шестнадцати - отроками или отрокови­цами. Имена пишутся православные, то есть данные при Святом Крещении.

За усопших, имена которых указаны в за­писках, священник вынимает частицу из про­сфоры, которая с молитвой о прощении гре­хов омывается в Крови Христовой.

Можно подать записку об усопшем на па­нихиду. Если вы узнали, что ваш усопший родственник не был отпет по православно­му обряду, то независимо от времени, когда он умер, нужно обязательно заказать заочное отпевание, если, конечно, для этого нет цер­ковных препятствий. Можно также заказать церковное поминовение на полгода или год. В монастырях принимают просьбу поминовения и на более долгие сроки.

 

Иеромонах ИОСИФ, начальник Оптинского скита

К началу

Глава 3.                                   МОЛИТВА

ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН

ЗА УСОПШИХ ВНЕ ЛОНА ЦЕРКВИ1

1 Душеполезное чтение, 1901. Ч. III. С. 328-333. ?

Как быть с теми, кто умерли вне Церкви? В общем случае Церковь следует изло­женному митрополитом Московским Фила­ретом (Дроздовым) правилу: так как не­православные самим своим неправославием отделились от таинств Православной Церк­ви, то этому соответствует их непоминове­ние в Таинстве Евхаристии. Следователь­но, на Божественной Литургии Церковь не имеет особого поминовения неправославных и особенно усопших, которые уже не могут присоединиться к ней.

Как же тогда православный христианин может выразить свое сердечное побуждение молиться за родных и друзей, которые отош­ли от Церкви? Ответ Церкви — одновременно строгий и сочувственный, как можно ви­деть из приводимого ниже отрывка.

?

Можно ли, и как можно

православным христианам молиться

за христиан неправославных

Говоря о строгости нашей Православной Церкви в отношении поминовения непра­во верующих христиан, мы ведем речь не к тому, что наша Святая Церковь заповедует нам, ее чадам, никоим образом не молить­ся о них. Она только запрещает нам свое-чинную молитву, то есть запрещает молить­ся, как нам хочется и как вздумается. Наша Православная Церковь внушает нам, чтобы все у нас, как и сама молитва, совершалось благообразно и по чину (1 Кор. 14, 40). При всех наших церковных богослужениях мы молимся о всех разноплеменных народах и о всем мире. Мы молимся так, как Господь наш Иисус Христос научил своих Апосто­лов молиться в преданной Им молитве: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли!» Это прошение объемлет собой все нуж­ды наши и единоверных нам, хотя и непра­воверных братии наших. В нем мы просим Всеблагого Господа и о душах умерших не­православных христиан, чтобы Он сотворил с ними то, что угодно Его святой воле, ибо Господь лучше нас знает, кому и какую ми­лость оказать.

Итак, православный христианин, кто бы ты ни был: мирянин или иерей Божий, ес­ли во время церковного богослужения при­дет тебе усердие помолиться о каком-либо близком к тебе Карле или Эдуарде, то при чтении или пении молитвы Господней, воз­дохни о нем ко Господу и скажи: «Да будет о нем святая Твоя воля, Господи!» и ограничь­ся этой молитвой, ибо так научен ты молить­ся Самим Господом. И поверь, что такая твоя молитва будет тысячекратно и Господу угод­ней, и для души твоей полезней всех твоих самочинных церковных поминовений.

Теперь несколько слов о частной молит­ве. Из святоотеческой литературы известен пример того, как молитва угодника Божия помогла душам умерших иноверцев, даже язычников...1

В «Отечнике» еп. Игнатия читаем [о прп. Макарии Великом, Египетском]: «Однажды... ходя по пустыне, [он] нашел лежащий на земле человеческий череп. Когда авва прикоснулся пальмовой палкой, которая была у него в ру­ке, к черепу, череп издал из себя голос. Старец сказал ему: «Кто ты ?» Череп отвечал: «Я был жрецом идолопоклон­ников, которые жили в этом месте, а ты — авва Макарий, имеющий в себе Святого Духа Божия. Когда, умилосердясь над теми, которые находятся в вечной муке, ты молишься о них, то они получают некоторое утешение». Далее череп, рассказав св. Макарию об адских мучениях, закончил так: «Нам, не ведавшим Бота, оказывается хотя некоторое ми­лосердие, но те, которые познали Бога и отреклись от Не­го, и не исполнили воли Его, находятся ниже нас» (Отеч-ник, составленный святителем Игнатием Брянчаниновым. М., Правило веры, 1996. С. 285.).

 

Из рассказа мы прежде всего видим, что молитва преподобного за страждущих была не церковно-общественная, а частная. Это — молитва уединенного пустынника, моливше­гося в тайной клети своего сердца... Затем, молитва эта может отчасти послужить и нам, православным христианам, поводом к тому, чтобы молиться за живых и умерших непра­воверных частною — домашнею молитвою, но только поводом, а отнюдь не примером.

Ибо преподобный молился за язычников не самочинною молитвою, а так, как настав­лял его Дух Божий, обитавший в его чистом сердце, о всем мире — о всех живых и усоп­ших, как это обычно и свойственно любя­щим сердцам всех угодников Божиих; как и святой апостол Павел писал к коринфянам: сердце наше распространися. Не тесно вме-щаетеся в нас (2 Кор. 6, 11-12).

Итак, мы теперь можем согласиться, что православным христианам молиться за не­православных христиан, живых и умерших, можно частною, домашнею молитвою, но при том молиться не самочинно (не так, как вздумается и пожелается, дабы вместо бла­говоления не навлечь на себя гнева Божия), а по наставлению опытных в духовной жиз­ни людей (и по благословению священни­ка, сообразно духовным силам и опыту мо­лящегося - Ред.).

В жизни преподобного Льва Оптинско-го (fl841) был таког случай. У одного его ученика, Павла Тамбовцева, скончался роди­тель, несчастною насильственною смертью самоубийством. Глубоко опечален был любя­щий сын известием о том и потому так из­ливал пред старцем свою скорбь: «Несчаст­ная кончина моего родителя есть для меня тяжкий крест. Да, нахожусь теперь на кресте, которого болезни пойдут со мною в гроб. Во­ображая ужасную для грешников вечность, в которой нет уже покаяния, я мучаюсь пред­ставлением вечных мучений, которые ожида­ют моего родителя, без покаяния умершего. Скажи, отче, чем я могу утешить себя в на­стоящей горести?» — «Вручай как себя, так и участь родителя воле Господней, прему­дрой, всемогущей. Не испытывай Вышнего чудес. Тщися смиренномудрием укреплять себя в пределах умеренной печали. Молись Преблагому Создателю, исполняя тем долг любви и обязанности сыновней». - «Но коим образом молиться о таковых?» — «По духу добродетельных и мудрых так: "Взыщи, Го­споди, погибшую душу отца моего, аще воз­можно есть, помилуй! Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы моей. Но да будет свитая воля Твоя!" Мо­лись же просто, без испытания, передавая

сердце твое в десницу Вышнего. Конечно, не было воли Божией на столь горестную кончину родителя твоего, но ныне он совер­шенно в воле Могущего и душу, и тело ввер­гнуть в пещь огненную, и Который и смиря­ет, и высит, мертвит и живит, низводит в ад и возводит. При этом Он так милосерд, все­могущ и любвеобилен, что благие качества всех земнородных пред Его Высочайшею благостию — ничто. Для сего ты не должен чрезмерно печалиться. Ты скажешь: "Я лю­блю моего родителя, почему и скорблю неу­тешно". Справедливо. Но Бог, без сомнения, более чем ты любил и любит его. Значит, те­бе остается предоставить вечную участь ро­дителя твоего благости и милосердию Бога, Который если соблаговолит помиловать, то кто может противиться Ему».

Вот эта приведенная здесь частная, ке­лейная, или домашняя молитва, преподанная опытным в духовной жизни старцем Львом своему ученику, и может служить для право­славного христианина примером, или обра­зом молитвы за какого-нибудь близкого ему неправославного1 христианина. Может он, например, молиться в таком смысле: «Поми­луй, Господи, аще возможно есть, душу раба Твоего (имярек), отошедшего в Жизнь Веч­ную в отступлении от Святой Твоей Право­славной Церкви!»

1 В этой статье под словом «неправославный» имеется в виду человек, верующий во Христа, то есть единоверный с нами, но неправоверный, так как само слово «Правосла­вие» восходит по смыслу к словам - «Правильно славить Бога». - Ред.

К началу

 

Глава 4.            О ЗАГРОБНОЙ УЧАСТИ

НЕКРЕЩЕНЫХ МЛАДЕНЦЕВ1

' Составлено по учению святых отцов и учителей Пра­вославной Церкви. Псково-Печерский листок № 10

О загробной участи младенцев,

не сподобившихся почему-либо

Святого Крещения, и мертворожденных,

а также о том, какая должна быть

за них молитва

П

о верованию Православной Церкви, умер­шие младенцы православных родите­лей, не сподобившиеся Святого Крещения, а равно и мертворожденные, у Человеколюбца Бога не будут забыты. Это верование Церк­ви можно видеть из того, что она чествует (29 декабря /11 января) в лике святых че­тырнадцать тысяч младенцев, за Христа из-биенных от Ирода в Вифлееме (Жития святых, Минея декабрьская).

Из святых отцов Церкви, святой Григо­рий Нисский о судьбе младенцев вообще пишет: «Преждевременная кончина младенцев не ведет к мысли, что скончавший так жизнь несчастлив или что равен он очистившим се­бя в настоящей жизни всякою добродетелью, потому что Бог, по лучшему Своему про-мышлению, предотвращает безмерность зол в тех, которые стали бы жить во зле» (1862. Ч. 4. С. 359).

Святой Григорий Богослов говорит: «По­следние (то есть не сподобившиеся Креще­ния по малолетству) не будут у Праведного Судии ни прославлены, ни наказаны, потому что хотя не запечатлены, однако же не худы, и больше сами потерпели, нежели сделали вреда. Ибо не всякий недостойный наказа­ния, достоин уже и чести; равно как не вся­кий, недостойный чести, достоин уже и на­казания» (Слово на Святое Крещение. 1889. Ч. 3. С. 242-243.).

Участь младенцев, умерших некрещены­ми, ни в каком случае нельзя назвать безна­дежной. Апостол Павел говорит о тех детях, у которых отец христианин, а мать некреще­ная, что дети эти святые суть (1 Кор. 7, 14). Наши же мертворожденные младенцы имеют и родителей, и предков православных. Кро­ме того, дети эти в некотором роде уже освя-тились во время чревоношения их матерями: нося их в своей утробе, матери их каждо­дневно молились, часто читали или слуша­ли Слово Божие и соединялись со Христом Господом в Таинстве Святого Причащения. А когда их матерям пришло время разре­шиться ими, они с теплой верой прибегали к Божией помощи и, может быть, полагали особенный обет пред Богом, чтобы разре­шение их было благополучно. Как же мож­но думать, чтобы дети, плод от таких роди­телей, погибли навсегда? Если даже иной из них и умрет еще в утробе матери, и тут бы­ла готовность родителей совершить над ним Крещение. А Господу Богу угодны и самые намерения наши, если они святы.

Еще слышим в Евангелии слова Самого Христа Спасителя: В дому Отца Моего оби­тели многи суть (Ин. 14, 2). Ужели в этих обителях не будет места для тех младенцев, которых родители были христиане, которых только не было возможности просве­тить Святым Крещением, или которые получив уже имена христианские, скончались перед самой купелью? Святая Церковь выра­жает прямое верование в помилование этих младенцев: ведати подобает, говорит она в богослужебных книгах, яко младенцы и не­просвещенные (то есть некрещеные) ниже [и не] в геенну пойдут (Синаксарий суббо­ты мясопустной).

Святой Григорий Богослов говорит: «Иные даже не имеют возможности и при­нять дара (благодати Крещения) или, может быть, по малолетству, или по какому-нибудь, совершенно не зависящему от них стечению обстоятельств». (Душеполезный собеседник. 1905. № 2. С. 52-53).

Преподобный Ефрем Сирин пишет: «Кто умер во чреве матери и не вступил в жизнь, того Судия сделает совершеннолетним в то же мгновение, в которое возвратит жизнь мертвецам. Младенец, которого матерь умер­ла вместе с ним во время чревоношения, при Воскресении предстанет совершенным мужем и узнает матерь свою, а она узнает дети­ще свое. Невидавшие здесь друг друга, уви­дятся там, и матерь узнает, что это ее сын, и сын узнает, что это его матерь... Равным вос­кресит Творец сынов Адамовых: как сотво­рил их равными, так равными же пробудит и от смерти. В Воскресении нет ни больших, ни малых. И преждевременно родившийся восстанет таким же, как и совершеннолет­ний. Только по делам и образу жизни будут там высокие и славные; и одни уподобятся свету, другие — тьме». (1900. Ч. 4. С. 105).

О возможности совершать над мертвы­ми младенцами Крещение, нарекать им име­на и поминать некрещеных за Литургией не может быть и речи, ибо Господь запо­ведал Апостолам крестить живых людей, а не мертвых (Кто будет веровать и крес­титься, спасен будет; а кто не будет веро­вать, осужден будет - Мк. 16, 16). Ибо как может бездыханный слышать проповедь и уверовать в Того, о Котором бы ему возве­щали? Святая Церковь положила 26-м пра­вилом Карфагенского Собора скончавшихся ни крестить, ни подавать им Божественных Тайн, а в толковании на сие правило сказа­но: «Пресвитерское бо неразумие (если бы таковое было допущено) не поможет скон­чавшемуся, по смерти бо крещен быв от не­го, несть крещен». Правило это помещено в книге "Кормчей", где находятся правила свя­тых Апостолов и Святых Вселенских и де­вяти поместных Соборов. Остается только молитвенно воздыхать о таких младенцах к Богу в своих домашних молитвах. Для та­ковой цели можно порекомендовать молит­ву из синодика митрополита Новгородского и Петербургского Григория. Содержание ее следующее: "Помяни, Человеколюбче Госпо­ди, души отшедших рабов Твоих — младен­цев, кои во утробе православных их матерей умерли нечаянно от неведомых действий или от трудного рождения, или от некоей неос­торожности, и потому не приняли Святого Таинства Крещения! Окрести их, Господи, в море щедрот Твоих и спаси неизреченною Твоею благодатию" (Душеполезный собесед­ник. С. 54).

На вопрос, как молиться о мертворож­денных и вообще не сподобившихся Свя­того Крещения младенцах, Стефан Фавор­ский, архиепископ Вифлеемской обители, дает такой ответ: «Получившие Святое Кре­щение будут радоваться и блаженствовать на небеси во веки, хотя бы кончину получили и нечаянную. Равно не следует отвергать и тех младенцев, которые родились мертвыми и не успели быть окрещены; они не винова­ты, что не получили Святого Крещения, а у Отца Небесного обители многи суть, в чис­ле коих есть, конечно, и такие, в которых та­ковые младенцы будут покоиться за веру и благочестие верных родителей своих, хотя сами, по неисповедимым судьбам Божиим, не получили Святого Крещения. Так думать не противно религии, о чем свидетельствуют и святые отцы в Синаксаре в субботу мясо­пустную. Молиться за них могут родители с верою в милосердие Божие. Каждая мать, плачущая о таковых своих чадах, без сомне­ния, может вопиять к Человеколюбцу Госпо­ду следующими словами: «Господи, помилуй чад моих, умерших во утробе моей! За веру и слезы мои, ради милосердия Твоего, Господи, не лиши их света Твоего Божественного!» (из Палестинского листка Вифлеемской обители ).

К началу

 


Назад к списку